Феминизм в аниме – часть 1
Bounen no Xamdou (КсамД: Позабывший невзгоды)

История феминизма — это путь постепенного превращения исключений, подтверждающих правила, в новые правила. Те «традиционно мужские» роли, которые раньше доставались женщинам в особых обстоятельствах, постепенно перестали восприниматься как мужские. Ещё в первой трети XX века женщины типа Эмми Нётер были вынуждены доказывать своё право быть, чёрт побери, не глупее мужчин. И, будем честными, этот спор продолжается по сей день.

В этом неравномерном, неустойчивом и трудном процессе одно из центральных мест занимает искусство, и особенно массовое искусство.

Мне кажется, Эллен Рипли (да и Грэйс Августин из «Аватара») сделала не меньше, чем Александра Коллонтай. Популярные образы – сильнейший инструмент для разрушения стереотипов. Впрочем, они же могут способствовать их укреплению.

Анализ образов масскульта – это одновременно анализ достижений и анализ перспектив. Что уже стало нормальным, что можно исправить, что произошло с тем или иным типажом. И к чему привыкают люди, особенно молодые люди – те, кому предстоит развивать или, напротив, закапывать достижения прошедших десятилетий.

Это серьёзное вступление призвано подготовить к теме, от которой многие шарахаются точно также, как от феминизма.

 

Образ сильной женщины в аниме

Я не случайно сравниваю японскую рисованную мультипликацию и феминизм. Широкая публика воспринимает их примерно одинаково: толком не изучив, судит обо всём явлении по наиболее кричащим и вызывающим примерам. «Феминистка – это глупая самодовольная чайлдфри, которая хочет помыкать мужиками». «Аниме – это мультики про кровь, кишки, щупальца и девочек с большими глазами».

При этом как феминизм оказывает существенное влияние на все стороны жизни, так и аниме влияет не только на зрителей, но и на кинематограф, дизайн, моду. Но если кинообразы более-менее изучены, образы аниме остаются в пределах гетто (хотя аудитория постоянно растёт).

Но прежде чем поговорить об образе сильной женщины в аниме, придётся кратко пройтись по тем историческим и культурным особенностям Японии, которые оказали существенное влияние на мультипликацию и – шире – этику, эстетику и стилистику.

Япония – это мелкая группа островов справа на карте восточного полушария. Ввиду географического положения и отсутствия значительного запаса природных ресурсов, она долгое время была Неуловимым Джо – никто особенно не лез. Сначала вездесущие голландцы с англичанами, а потом и представители настырной американской нации сделали её своим рынком сбыта. Бывали там и русские купцы. Но торговля принципиально отличается от колонизации.

Минимум ресурсов (включая землю, пригодную для обработки и проживания) заставляет по максимуму работать на усвоение всего внешнего. Японцы всегда обладали феноменальной способностью брать чужое, усложнять и делать своим, будь то китайские иероглифы, буддизм или часы. Условия жизни, при которых наказанием за преступления была либо казнь, либо высылка, а самоубийство воспринималось как достойный гражданский поступок (одним ртом меньше!), способствовали невероятному самомнению. Заимствуя всё, что можно, японцы никогда не воспринимали это как «украли чужое – сами не смогли». Это было то самое «найти своё там, где увидишь своё».

Поэтому не стоит называть элементы чужих культур и произведений, широко встречающиеся в аниме, «постмодернизмом» в западном понимании. Это давняя традиция «в доме всё пригодится».

Если говорить о положении женщин в средневековой Японии (то есть до того, как в XIX-м веке император Мэйдзи скомандовал «равнение на Запад!» и провёл революцию сверху), то это положение мало чем отличалось от мужского: ходить по линеечке и делать так, как положено. И не спрашивать, кем положено.

Изменилось ли это положение сегодня? И да, и нет. Когда внутри языка существует несколько «вариантов» (или стилей), каждое из которых чётко указывает на положение говорящего и его пол, а большинство личных предложений начинается с идентификационного местоимения, говорить о полном равенстве нельзя.

С другой стороны, пришедшие с Запада идеи феминизма упали в подготовленную почву и проросли (по соседству с антифеминистическими идеями – а что вы хотите для страны, где уживаются и традиционный синтоизм, и буддизм, и христианство?).

Чтобы понять японский извод феминизма, надо учесть важный нюанс: в Японии не было Евы. Из христианства, пока его не запретили на несколько сотен лет, японцы унаследовали Богоматерь (замаскировав её под богиню милосердия Каннон).

Женские образы японской религии – Идзанами и Аматэрасу. Первая породила со своим братом и мужем Японские острова, а вторая – это божество Солнца. Это никак не повлияло на то обстоятельство, что женщины долгое время не могли выйти из ролей «будущая жена», «жена», «мать», «наложница». Но в японской культуре тема «всё было хорошо в раю, а потом женщина всё испортила» оставила малозаметный след. Зато там вволю «наследила» Идзанами, у которой две ипостаси: в браке (богиня рождения) и после расторжения брака (богиня смерти).

Строжайшая дисциплина (на кучке камней посреди моря иначе не выжить) с одной стороны и здоровое отношение к сексу и человеческому телу (пока не пришли христиане и… да, многое изменили) породили много непривычных европейцу обычаев.

Например, «стерпится-слюбится» продолжает оставаться в японской культуре разумным правилом, хотя браки по сговору заключаются гораздо реже.

Романтические отношения никак не связаны с заключением брака – при этом сила чувств не ограничена ничем (вплоть до двойного самоубийства, если иначе не представляется возможным).

Первый поцелуй – это самое-самое важное, что может быть (потеря невинности в западном масскульте обыгрывается с меньшим накалом, чем первый поцелуй в японских сериалах).

Что касается отношения к женщине, то наравне с порноиндустрией в Японии действуют вагоны только для женщин (куда мужчинам заходить нельзя вообще – а женщины могут не опасаться хамов, которые щупают их в давке). В школах считается правильным, если девочка первой проявляет интерес (то есть прямая противоположность «стоять в сторонке и теребить платочек»).

Важно отметить, что роль «главы рода» (причём при жизни мужа) исполнялась японскими аристократками с беспримерным старанием. Это следующая ступень после «матери наследников». Известный исследователь японской Культуры А. Мещеряков весьма точно назвал «пост» свекрови компенсацией за бесправное положение снохи.

Дело в том, что «ранжирование по возрасту» остаётся костяком японского социума. Правила простые: «чем ты младше, тем ты бесправнее, но будешь и ты старше всех». В сочетании с долгом и честью это наделяет бабушек большой властью (сегодня к этому присовокупляется значительная пенсия).

Summer Wars (Летние войны)

Кадр из фильма «Summer Wars»: пример идеальной главы семьи

После того, как японская культура (и не в последнюю очередь аниме) вобрала в себя и Запад, и Восток, она стала выдавать образы и образцы социума, которые можно (и нужно) изучать. Примечательно, что преобладающая часть «вариантов будущего» предполагает полную либо частичную победу феминизма. В фантастическом аниме уже давно само собой разумеется, что женщины и мужчины равны по уму, силе, знаниям и способностям руководить.

Приведу пару примеров (но это далеко не все) широко распространённого образа женщины-руководителя. По сюжету в этих сериалах ни разу не звучал и даже не подразумевался вопрос «Может ли женщина командовать?» В том будущем, которое изображается в японской анимации, это нормально.

Yukikaze…………………..Mars Daybreak………………..Bounen no Xamdou

Yukikaze (Боевая фея Вьюга)Mars Daybreak (Рассвет Марса)Bounen no Xamdou (КсамД: Позабывший невзгоды) 

Примечание 1: исследованием аниме я занимаюсь много лет, что предполагает свою точку зрения, которая может расходиться с мнением других специалистов – но это моя точка зрения, а не выжимки из чужих статей.

Примечание 2: все примеры, использованные в качестве иллюстраций в этой и остальных статьях цикла, входят в группу “стоит посмотреть”. На сайте world-art, куда ведут ссылки, указано, можно ли купить, т.е. издано ли официально у нас. Если такой отметки нет, торрент вам в помощь. Если есть, вы знаете, что делать.

 

Чтобы продолжить разговор о сильных женщинах в аниме, следует сразу уточнить: традиционная культура знакома с таким образом. Это упомянутая «глава рода» – бабушка, которая рулит семьёй (и не обязательно после смерти мужа).

Как не хотелось бы видеть в таких персонажах предтеч современных «стальных леди», это в чистом виде носители устоявшихся правил, против разрушения которых они протестуют не меньше мужчин. И даже больше, потому что достижение женщиной уважения и обретение своего места в обход цепочки «замуж – роди сыновей – вырасти и воспитай – состарься – правь родом» роняет тень на их собственные достижения.

Такие непреклонные старухи нередко выступают в роли антагонистов: они мешают счастью главных героев, плетут интриги и старательно поддерживают устоявшийся канон «правильного поведения».

Вообще отношение к женщинам – надёжный показатель положительности персонажа (если, конечно, это не эротические жанры и не комедийно-пародийные боевики). Что вовсе не означает, что в аниме сплошь кисейные барышни.

Разрушать образ традиционной тихони и красавицы в аниме начали очень рано. Хулиганки и бунтарки появлялись в сериалах всех возрастных категорий ещё в 60-е года XX века.

Современные традиции школьного и повседневного аниме могут шокировать малоподготовленного зрителя: девочки нередко дерутся (причём больше всего шишек достаётся их избранникам), что касается спортивных достижений и оценок, то порой хочется пожать руку японским аниматорам.

Вне зависимости от темперамента и целей (которые колеблются от романтических до спортивных), положительные женские персонажи демонстрируют строгое следование феминистическим правилам: честно своими силами добиваться своего в выбранной стезе и не требовать уступок «потомучтоядевочка».

Кокетничающие красотки – это антагонисты, которые рано или поздно терпят позорное поражение.

Можно возразить, что сериалы, предназначенные подросткам, должны содержать мораль, поэтому там все такие «правильные». Но правильность всеми понимается по-разному. Аниме не первый год разрушает стереотипы в отношении женщин (именно школьные истории растиражированы наиболее широко – пресловутый хентай, как и положено порнографии, предназначен взрослым), предлагая юным зрительницам разные модели поведения – можно быть милой и мечтать о семье, можно посвящать себя спорту или искусству, можно осваивать мужские роли.

Ещё в 1967-м году вышел анимационный сериал – экранизация манги (комикса) про принцессу-рыцаря. Которая, между прочим, носила мужскую одежду, фехтовала и выручала из беды своих друзей и возлюбленного принца. Автором этого «феминистического безобразия» был признанный классик Тэдзука Осаму.

Возвращаясь к вопросу насилия, можно сказать со всей определённостью: разрушение «женской» колеи сопровождается в аниме разрушением традиционных мужских ролей. Ситуация, которую любят поминать антифеминисты: девочке можно драться, а мальчику – нет.

Пара «тихоня + драчунья» существует не первый десяток лет и давно уже стала штампом. Как это повлияло на японское общество? Надо понимать, что порнография никуда не делась, и сексистские образы воспроизводятся, благо потребители есть. Ровно как и традиционная модель мужского мачизма и женской покорности (на это работают культурные традиции).

С одной стороны, японскому обществу нужны образованные и целеустремлённые женщины-профессионалы, а не нимфетки. С другой, профессионалу зачастую не до детей. Так что ситуация далека от идеала.

А вот в аниме нормально, когда голенастые отличницы дубасят своих «принцев» (в начале истории – а в конце всё кончается хорошо).

Возможно, таким образом компенсируются столетия унижения, возможно, это попытка подольстить «тряпкам», как называют закомплексованных и робких подростков, которые нередко становятся героями, спасающими мир.

Возможно, влияет образ принца Гэндзи из классического романа Мурасаки Сикибу, жившей, минуточку, в XI-м веке (кстати, много авторов-женщин этого времени мы вообще знаем?).

Мне кажется, одновременно действует несколько факторов. И тому подтверждением – регулярное упоминание тяжёлого положения женщин в исторической Японии.

Mononoke (Мононокэ)

Особенно показателен в этом смысле сериал «Mononoke» про таинственного Аптекаря, который занимается изгнанием злых духов из тех домов, где была совершена несправедливость.

Жертвой всякий раз оказывалась женщина – обманутая, преданная, сломленная. И даже когда сюжет перенёсся из средневековья в новое время, история вновь повторилась. Только вместо проститутки, жены или похищенной рабыни (шаблонные роли – продажа женщин очень долго оставалась в Японии распространенным явлением) возник образ XX века: журналистка, которая предпочла пожертвовать своей жизнью ради правды. И которую обливали ложью, поминая устоявшиеся антифеминистические стереотипы.

Отдельно хотелось бы прокомментировать образ девушки-ниндзя, который часто мелькает в масскульте. Безусловно, это пример перенесения реалий и психологии XX-го века в прошлое. Если рассматривать этих персонажей в отрыве от истории, то они вполне подходят под определение сильных и независимых женщин, ровню мужчин. Но только в развлекательном фэнтези.

Samurai Champloo (Самурай Чамплу)

В реальности участь женщин-ниндзя была незавидной. Они умели пользоваться оружием и были способны убивать. Но их главным инструментом оставалось собственное тело. А расправлялись с ними не менее жестоко, чем с пойманными ниндзя мужского пола (попытайтесь представить, что значит «жестоко» для культуры, в которой самурай мог убить любого простолюдина за одно лишь прикосновение к своему мечу).

В качестве примера «традиционной женщины-бойца» можно вспомнить Сару из сериала «Samurai Champloo» – слепую исполнительницу, а по совместительству – наёмную убийцу.

Образ утрированный (убийцы такого рода обходились оружием простым типа отравленных игл), но что точно – так это обстоятельства: слепые музыканты не имели права вступить в брак, а рождённых детей у них отнимали…

В японском обществе до революции Мэйдзи (которая упростила сословные различия и, таким образом, нивелировала самураев как класс – но не как образ) в среде аристократов у мужчин был иммунитет на ведение хозяйства. То есть «правило тумбочки» там было не ситуационное, а традиционное: средствами семьи всегда заведовала жена, выделяя мужу суммы на всё необходимое, включая посещение квартала красных фонарей. Конечно, это способствовало укреплению образа «сильной женщины-хозяйки» в культуре, но к феминизму не имело никакого отношения.

Суть ведь не в том, кто что должен делать, а в том, чтобы это самое «должен делать» определялось не полом, а договором между партнёрами. А это значит, что целью феминизма является перевоспитание и женщин, и мужчин. Поэтому наибольшей ценностью для изучения образа сильной женщины обладают командно-коллективные истории, в которых представлено равноправие и распределение обязанностей по способностям и склонностям. Ну, а самым ярким примером (с максимально широким выбором ситуаций) являются команды боевых кораблей, боевые отряды и военные организации.

История – и не только японская – знает женщин, которые дрались наравне с мужчинами, как Надежда Дурова в Отечественной войне 1812 года, и во главе мужчин, как Жанна Д’Арк. Гораздо больше примеров в Великую Отечественную Войну.

Кстати, в аниме им уделяется особое внимание. Так во 2-й части сериала 2009 года «Темнее Чёрного» главная героиня (меткий стрелок) получила фамилию в честь снайпера Людмилы Павличенко.

Fate/Zero (Судьба: Начало)

Востребованность образа женщины-воина проявляется по-разному. Например, в цикле «Fate/Zero» действует Артурия – дочь короля, которой пришлось ради спасения Британии выдавать себя за мужчину и остаться в истории как Король Артур. Теоретически, можно было найти настоящую женщину-воина, да хотя бы легендарную царицу Амазонок! Но образ девушки, которая из чувства долга взяла на себя мужские обязанности, оказался ценнее исторической точности.

Костюм Артурии в этом сериале предельно целомудренный. Это бросается в глаза, поскольку преобладающая часть воительниц свою красоту не прячут. Будь то пресловутый бронелифчик, юбка с разрезом до пупка или нефункциональные чулки, фетиши являются такой же неотъемлемой частью образа, как и оружие. Впрочем, можно обойтись и без оружия – персонаж может превращаться в оружие или доставать его «из воздуха». А вот без миловидности никак!

Чего греха таить, девушка в форме – сама по себе фетиш. Сериалы, где на первом месте «картинка», остаются успешным коммерческим продуктом. Тем не менее, зрителей давно уже не удивляют боевые отряды, состоящие из одних лишь девушек и даже девочек. Школьницы, спасающие Землю от инопланетян, и юные девушки-пилоты огромных боевых роботов – такой же штамп, как мечницы с грудью пятого размера.

Можно воспринимать эту ситуацию как естественное следствие рыночных законов: потребители хотят сексуальных персонажей, а производители аниме хотят получить прибыль. Так или иначе, но взяв в руки нагинату, винтовку или штурвал, воительницы аниме не спешат отказываться от женских чар.

Eureka Seven (Эврика 7)

В ряде случаев это характерная черта всего сериала (такой поджанр можно называть «эротико-военным»), но нередко желание выглядеть привлекательно свойственно самим персонажам. Например, Тальхо из сериала «Eureka Seven»: пилот боевого корабля и по совместительству модель журнала.

В первой половине истории она придерживалась откровенно-вызывающего стиля в одежде, да и в поведении. Эволюция и взросление персонажа повлекли за собой смену имиджа.

Ни замужество, ни беременность (последнее – редкий шаг для персонажей такого типа) не повлияли на отношение к Тальхо со стороны команды, которая на треть состояла из женщин. «Eureka Seven» входит в группу уже упомянутых историй про будущее победившего феминизма.

Другой примечательный пример – сериал «Last Exile», у которого в прошлом году вышло продолжение, претендующее на звание самой феминистической аниме-фантастики.

Last Exile (Изгнанник)Last Exile (Изгнанник)Last Exile (Изгнанник)

Боевые пилоты, навигаторы, помощники капитанов и капитаны, политики и лидеры государства относятся к той половине человечества, которую уже даже как-то неприлично называть «слабой». При этом не ощущается ни пресловутого подавления мужчин, ни «разрушения института семьи», да и сюжет завязан на проблемах, никак не связанных с вопросами пола.

Причём «Last Exile» – не откровение и не прорыв. Сериалы прошлых лет разрабатывали ту же модель общества.

Mars Daybreak (Рассвет Марса)

Уже упоминавшийся «Mars Daybreak»: слева капитанша подводной лодки, справа – штурман, также в команде старший механик – женщина, и женщина же – президент Марса (не говоря о смешанном составе войск).

Обществу, изображённому в таких сериалах, свойственно равенство в профессиях, широкая гамма как мужских, так и женских характеров, равноправие в домашних делах (мужчины за повседневной готовкой, уборкой, покупками и т.п.) и равноправие голосов.

Отношение к женщинам зависит от их физической силы и характера: скромных и тихих стараются защищать по традиционной модели, резких и грубоватых нарочито побаиваются. Любовь и романтические отношения сопровождаются пропагандой моногамии, взаимоуважения и честности. А недостойное поведение, как у мужчин, так и у женщин, остаётся признаком отрицательных персонажей.

Bounen no Xamdou (КсамД: Позабывший невзгоды)

«Bounen no Xamdou»: Исю Беникава – революционер, писатель, капитан корабля и женщина, которой приходится хоронить своих возлюбленных.

Линия, начатая Тэдзукой Осаму в «Принцессе-рыцаре», продолжается без изменений: сильным женщинам предоставляется право и на любовь, и на семью. Но для этого нужен партнёр-соратник (причём, не важно, сильный или нет). Возлюбленный, предлагающий уют домашнего очага в обмен на возможность быть собой, остаётся за бортом.

Кроме того, традиционное для Японии чувства долга оставляет мало выбора между «любовью» и «страной». Здесь прослеживается сходство с Великой Отечественной и вообще Второй Мировой войной, которая создала ситуацию, когда уже нельзя было запирать «хрупких и нежных созданий» в хрустальных башнях. И «принцессы» показали, что ничем не уступают «сильной» половине. Впрочем, сегодня об этом в России вспоминают не часто. А вот японская анимация этот опыт не растеряла.

Ghost in the Shell (Призрак в доспехах)

Говоря о женщинах-бойцах нельзя не упомнить главную героиню одного из самых известных циклов: Кусанаги Мотоко из «Ghost in the Shell», снятому по манге (комиксу) Сиро Масамунэ (основоположника кибер-фантастики). Влияние Кусанаги на образ Тринити из «Матрицы» несомненно – сегодня этот типаж, для которого обязательна как чёрная одежда в обтяжку, так и феноменальные боевые таланты, также перешёл в разряд штампов.

Примечательно, что в манге Масамунэ его героиня одета гораздо фривольнее, да и теме сексуальности уделено много страниц.

В целом, героини боевого киберпанка выходят за рамки исследуемого образа – слишком сильна в таких сюжетах тема насилия, подавления, использования и разрушения личности. Однако нельзя не заметить, что это опять-таки будущее, где равноправие постепенно становится нормой.

 

Часть 2 >>>

 

Статьи изначально написаны для тематического сообщества feministki.livejournal.com

Автор: Расселл Д.Джонс

Комментарии (1)
Tanya
Вторник, 2 октября 2012 14:08

Очень интересная статья, большое спасибо автору за исследование!

Извините, комментирование на данный момент закрыто.