Манга как наследие масскульта эпохи Эдо
Тоёхара Кунитика, из серии Зерцало закулисного сражения

В этот уникальный для Японии период приобрели популярность разнообразные «книжки с картинками», рассчитанные на массового и взрослого читателя. Эти небольшие по формату книжечки различались по цвету обложки, стоили совсем недорого, но главное – в них c легкостью угадываются художественные средства, технические приёмы и сюжеты, которые продолжают использовать современные мангаки.

Говоря об особенностях японской массовой культуры, стоит учитывать, что её формирование началось в эпоху Эдо [1]. В этот период, когда Япония объявила о «политике изоляции» и ограничила контакты с другими государствами, жизнь внутри страны не пришла в упадок — напротив, произошёл расцвет городской культуры. С приходом к власти сёгуна Иэясу Токугава [2] в стране прекратились междоусобные войны; наступила эра относительной стабильности.

В условиях мирного времени бурно росли города, и улучшалось положение сословия торговцев. Теперь многие зажиточные купцы могли позволить себе развлечения, прежде доступные лишь знати. Удовлетворению вкусов зарождающейся буржуазии способствовало появление новых жанров в литературе и изобразительном искусстве, а также создание новых форм театра. Благодаря усовершенствованию техники печатания с деревянных досок, издательства начали выпускать недорогие сочинения тиражом в несколько тысяч экземпляров, что сделало книги более доступными для населения. Искусство этого времени перестало быть достоянием буддистских монастырей и феодальных замков — оно превратилось в искусство для широких масс.

Значительную роль сыграл и высокий, по меркам того времени, уровень образованности японского общества. Повсеместная поддержка грамотности непривилегированных слоёв населения осуществлялась при буддистских монастырях за счёт школ тэракоя [3], куда могли отдавать своих детей даже бедняки. Благодаря этому удалось сформировать широкую аудиторию для восприятия популярных произведений искусства, будь то деревянная гравюра укиё-э, иллюстрированные повести или представления театра кабуки [4].

Создание  в 1682 г. новой литературы укиё-дзоси [5] привело к появлению книг массового характера. Они описывали жизнь простых горожан и не представляли высокой художественной ценности, но главное — благодаря небольшому формату их было удобно носить с собой. До этого книга воспринималась как произведение искусства; её бережно хранили в специально отведенном месте. Следует отметить, что после ряда указов сёгуна Иэмицу Токугава [6], с 1639 г. запрещалось использовать печатные станки с наборным шрифтом. С целью пресечения любых иностранных влияний и поддержки национального наследия, все книги издавались исключительно ксилографическим способом, т.е. посредством гравирования на деревянных досках.

Разворот эхон «Токивагуса» («Вечнозеленые травы»), 1730Обложка эхон «Токивагуса» («Вечнозеленые травы»), 1730

В это время в литературе Японии можно выделить два направления: ёмихон (яп. yomihon, «книги для чтения»), где иллюстрации шли отдельно от текста, и эхон (яп. ehon, «книги картинок»), в которых чёрно-белые рисунки сопровождались надписью или небольшим стихотворением. В отличие от ёмихон, предназначавшихся для серьёзного чтения,  эхон носили исключительно развлекательный характер.

Обычно в эхон иллюстрация занимала одну–две страницы, а текст располагался в верхней части картинки или рядом с персонажем. В некоторых случаях использовался приём фукинуки ятай (яп. fukinuki yatai, «снятая крыша»), который можно сравнить с «высоким ракурсом» в манге. Сцена рисовалась под таким углом, чтобы читатель рассматривал её сверху, как бы сквозь невидимую крышу дома. Поэтому текст в то время помещался не в стилизованных, а в реалистичных, проплывающих по небу облаках. Всё это позволяет считать эхон близким предшественником современной манги.

«Книги картинок» эпохи Эдо сохраняли преемственность с более ранними шедеврами комического рисунка. Приблизительно в 1704—1711 гг. появились Тоба-э (яп. Toba-e, «картинки в стиле Тоба»), изображавшие смешных человечков в нелепых ситуациях. Неизвестно, кто их придумал, но очевидно, что своё название они унаследовали от имени монаха Содзё Тоба [7], автора свитка «Тёдзю Гига».

Тоба-э «Акубидомэ» — сцена с мыльными пузырями, Такэхара Сюнтёсай, 1793

Эхон также называли куса-дзоси (яп. kusazōshi, «книги травы»), подчёркивая тем самым их усреднённый уровень и массовую направленность. В книге содержалось от десяти до пятнадцати страниц. Тематически куса-дзоси различались по цвету обложки или ярлыка с названием произведения. Так, книги в красной обложке — акахон (akahon, яп. aka — «красный», hon — «книга») — излагали содержание сказок и сопровождались знаками слоговой азбуки кана. Аохон (aohon, яп. ao — «голубой/зелёный») и курохон (kurohon, яп. kuro — «чёрный») иллюстрировали древние сказания, военные истории и пьесы театра кабуки.

Появившиеся позднее кибёси (яп. kibyōshi, «книги в жёлтой обложке») характеризовались самым разнообразным содержанием. То могли быть фантастические повести, бытовые зарисовки, любовные истории, японские или китайские легенды и даже порнография. Эти книги отличались тем, что текст в них занимал всё свободное пространство внутри рисунка и буквально обрамлял персонажей со всех сторон.

Кибёси «Мечты о славе господина Кинкина», Харумати Коикава, 1775

Начало книг в желтых обложках было положено произведением писателя и художника Коикава Харумати — «Мечты о славе господина Кинкина». В этой истории молодой аристократ отправляется в столицу на поиски славы и признания. Заночевав в придорожной гостинице, он видит сон, который сулит большие трудности и испытания на пути к достижению цели. Характерно, что в этом произведении, как и в последующих других, мысли или сны героя вписываются в форму круга с хвостиком. Этот элемент как ничто другое напоминает форму современных «бабблов», только изначально в него помещали отдельные изображения и лишь позднее — текст. В манге для обозначения «облачка» с речью персонажа используют собственный термин «фукидаси» (яп. fukidashi, от fuku — «дуть», dasu — «начать»), что указывает  на обособленную традицию искусства комиксов в Японии.

«Плавучий мост сновидений», Кунисада Утагава, 1854 

Иллюстрированием эхон занимался и Кацусика Хокусай [8]. Многие знают его как великого художника укиё-э, хотя при жизни он был также известен как поэт. Хокусай сочинял короткие рассказы и стихи, которые сам же иллюстрировал. Нередко он художественно оформлял истории других писателей, а  в 1781— 1804 гг. усиленно работал над кибёси.


Хокусай — книжная иллюстрация

Творчество Хокусая вдохновило следующие поколения художников и подарило японским комиксам самобытное название. В возрасте пятидесяти лет Хокусай начал серию сборников под названием «Манга» (яп. 漫 «man» — «как придется», 画 «ga» — «картина», «рисунок»). Всего с 1814 по 1878 г. было выпущено 15 томов, три из которых были отправлены в печать уже после смерти автора. Каждый такой сборник включал в себя серию рисунков, набросков и отдельных композиций на различные темы: растения, животные, жизнь горожан, пейзажи и т.д. Надо сказать, подобные сборники стали широко известны японцам еще в XVIII веке; в эпоху Эдо они использовались как пособия по рисованию. Поэтому «Манга» Хокусая не была совсем уж новаторской идеей (впрочем, как и сам термин). В то время «мангой» называли гравюры пародийного и комического жанра, а само слово переводилось как «произвольные наброски».

Несмотря на это, сборники Хокусая представляли собой нечто большее, нежели очередное пособие для учеников. Его работы сочетали в себе технику восточной и европейской живописи, описывали многообразие жизни простого человека и стали энциклопедией образов японской культуры. Мастерство Хокусая в том, что он при помощи всего лишь нескольких линий мог передать характерные черты объекта. Подобная опора на графику присуща современным мангакам, которые, за счёт использования черной туши и доминирующей монохромной гаммы, продолжают акцентировать внимание на самой линии и деталях.

При создании манги автору нередко требуется помощь ассистентов, которые принимают участие в обводке, разработке эскизов, прорисовке фонов и звуков. Наличие у мангаки ассистентов соответствует традиции обучения подмастерья у мастера. Для большинства начинающих художников это единственный способ получить ценный опыт и пробиться в индустрию манги. Правда, в отличие от старой традиции, обучение больше не требует длительного периода, и ассистент мангаки может начать издавать свои работы достаточно рано.

Японская литература и гравюра эпохи Эдо отличались разнообразием жанров. Некоторые из этих жанров (а также отдельные сюжеты и персонажи) обрели новую форму в современной массовой культуре. Если говорить о самом низком жанре, то в гравюрах фривольного содержания сюнга (яп. shunga, букв. «весенние картинки») и в созданных на их основе эхон принято видеть истоки порнографического жанра манги — хентай [9].

C работы Хокусая «Сон жены рыбака» (яп. «Tako to Ama», англ. «The Dream of the Fisherman’s Wife») берёт начало такая разновидность хентай-манги, как сёкусю гокан (яп. shokushu goukan, «изнасилование щупальцами»). На этой гравюре двое осьминогов обвивают женщину щупальцами, доставляя ей сексуальное удовольствие. Для жителей эпохи Эдо такой сюжет указывал на обоюдное согласие и не содержал агрессии, в то время как для современной порно-индустрии изображение тентаклей (от англ. tentacle — «щупальце») неизменно подразумевает атаку фаллосов.

«Древний императорский дворец в Сома», Куниёси Утагава, 1840-е гг.«53 станции Ёкайдо», Мидзуки Сигэру, 2000-е гг. 

Присутствие в манге персонажей из японского фольклора и демонологии объясняется популярностью ёкай (Yōkai) — сверхъестественных существ и призраков, истории о которых навевали ужас на горожан эпохи правления Токугава. Особое развитие жанр кайдан (яп. kaidan, «рассказы о чудовищах») получил благодаря сборнику Торияма Сэкиэна под названием «Сто тварей на ночном параде» (Toriyama Sekien,  «Gazu hyakki yakō», 1776). Первый выпуск имел оглушительный успех, после чего художник приступил к работе над следующим томом [10]. Всего было выпущено три тома, которые стали иллюстрированной энциклопедией демонов, содержащей подробные комментарии. В сборниках описывались такие существа, как тануки («енотовидная собака-оборотень»), каппа («водяной дух»), тэнгу («леший с длинным носом») и многие другие, ставшие впоследствии излюбленными героями манги и анимэ.

Некоторые современные мангаки, работающие в жанре ужасов, продолжают традицию кайдан и не скрывают влияния Торияма Сэкиэна на своё творчество. Например, Мидзуки Сигэру [11] создаёт новые рассказы о привидениях в старинной технике укиё-э.

Не обошла манга стороной и тему непристойного юмора — со сценами нарочитой демонстрации половых органов, испускания газов, изображения экскрементов и т.д., что привело даже к появлению отдельного жанра — унко манга (яп. unko — «кал»). Для неподготовленного читателя, лелеющего в воображении образ утончённой Японии, всё это покажется, мягко говоря, странным, но в японском искусстве подобные темы имеют давнюю историю.

Один из излюбленных сюжетов — хохигассэн (яп. higassen, «соревнования по пуканью») — впервые встречается на картинах-свитках эмакимоно и позднее изображается в гравюрах укиё-э. В современной Японии чемпионаты по пуканью транслируются по телевидению и сопровождаются неизменным ритуалом поедания батата (сладкого картофеля) перед началом соревнований [12].

На станицах манги Акиры Ториямы «Жемчуг Дракона» [13] мы неоднократно сталкиваемся с пошлым юмором и вновь наблюдаем хохигассэн. В третьем томе персонажи участвуют в чемпионате боевых искусств Поднебесной. Одному из героев предстоит сразиться с весьма необычным противником: Бактериан пытается сразить Кулилиня зловонным дыханием, несвежим запахом гениталий и, в довершение, мощным пуком.

«Жемчуг Дракона», Акира Торияма, 1984-1995«Каппа повержен пуканьем» Ёситоси Цукиока, 1881

Распространённость подобной тематики объясняется тем, что она позволяет отойти от строго предписанных в японском обществе правил поведения, снять напряжение скованности и посмеяться над тем, что в реальной жизни просто недопустимо.

Такой жанр манги как эро-гуро[14], характеризующийся наличием сцен с элементами секса и насилия, берёт своё начало от разновидности деревянных гравюр муцан-э (яп. muzan-e, букв. «картины жестокости»). Художники конца XIX в. изображали на них зверские преступления и самоубийства. На сегодняшний день ярким представителем эро-гуро является Суэхиро Маруо[15]. Вдохновленный творчеством художника Цукиока Ёситоси[16], он, совместно с мангакой Ханавой Кадзуити[17], продолжил тему «жестоких» гравюр и создал сборник «Кровавые укиё-э».  В манге Маруо изображение ужасных событий не лишено эстетики и скрытого смысла. В его произведениях затрагивается проблематика тёмной стороны личности и злодеяний человека, рассказ о коих требует соответствующей формы исполнения.

«28 историй о насилии», Ёситоси Цукиока, 1866«Кровавые укиё-э», Суэхиро Маруо, 1988

Массовая культура часто заимствует старинные тексты и осовременивает популярных в прошлом героев. Это сохраняет национальную специфику, и в то же время делает истории универсальными и понятными для аудитории из других стран. Пожалуй, самым известным примером выступает манга «Наруто» [18], чьё происхождение уходит корнями в «Дзирайя гокэцу моногатари» (Jiraiya Gōketsu Monogatari, «Сказание о храбром Дзирайе»). Эта работа представляла собой серию рассказов, написанных несколькими авторами с 1839 по 1868 гг. на основе книги японского писателя Канватэя Онитакэ (Kanwatei Onitake, 1760—1806). Главный герой сказания — благородный разбойник Дзирайя — обладал магическими способностями, что выражалось в умении призывать жаб, увеличивать их в размерах и использовать для езды верхом. Его жена Цунадэ проделывала те же операции, но по отношению к улиткам. Впоследствии один из бывших соратников Дзирайи под воздействием колдовства превращается в змею, получает имя Оротимару (яп. «orochi» — большой змей) и нападает на семью Дзирайи.

Разворот из «Наруто», Масаси Кисимото, c 1999 года по сей день«Повесть о храбром Дзирайе», Кунисада Утагава, 1847

Все трое персонажей (Дзирайя, Оротимару, Цунадэ) вместе с их умениями превращаться в жабу, змею и улитку, перенесены в мангу «Наруто» и предстают в облике трёх легендарных ниндзя. Более того, их магические способности распространяются на других персонажей — Наруто, Сасукэ и Сакуру — ставших новыми кумирами современных подростков.

«Книжки-картинки» эпохи Эдо имели такие родственные современной манге элементы, как карманный формат томов, чёрно-белая печать, лаконичность линии, наличие круга с хвостиком (прообраз «бабблов»), выбор ракурсов и др. Много общего обнаруживается между прошлыми и нынешними жанрами массового искусства Японии, а также наблюдается сходство процесса создания рисунка тогда и сейчас. Всё это говорит о формировании обособленной манга-культуры.

Так же, как старинные гравюры укиё-э и иллюстрированные повести создавались по определённым канонам, так и современная манга рисуется в соответствии с разработанной системой символов и клише. И если раньше житель Эдо развлекал себя покупкой «книжек картинок» в специализированных лавках эдзосия (ezōshiya), то современный житель Токио с ещё большей легкостью может отвлечься от забот, когда к его услугам многоэтажные магазины и вездесущие киоски с мангой.

Несомненно, многие явления японской массовой культуры берут своё начало из эпохи Эдо и продолжают давние традиции. В современных условиях они преломляются и обретают новую форму, но суть их остаётся неизменной. Так искусство гейш, умеющих искусно поддержать разговор и окружить мужчину заботой и вниманием, перешло «по наследству» к очаровательным девушкам-хостесс, а традиция тоба-э и куса-дзоси обрела новое воплощение в индустрии манга.

 

Первая публикация: Манга как наследие масскульта эпохи Эдо // Изотекст-2011: Статьи и комиксы. – М.: Рос. гос. б-ка для молодёжи, 2011. С. 74-84

Автор: Юки Магуро


Примечания от редакции


[1] Эпоха Эдо (1603—1868) — исторический период Японии, начавшийся с назначения Токугава Иэясу сёгуном в 1603 г. Сосредоточив власть в своих руках, Иэясу основал феодальное военное правительство (сёгунат) в городе Эдо (нынешний Токио), игравшем роль политико-административного центра Японии (хотя официальной столицей страны считался Киото). Иэясу поощрял переезд в Эдо учёных, ремесленников, художников и писателей, так что город постепенно стал ещё и культурным центром страны; этот период называют золотым веком японской литературы и поэзии. Сёгунат Токугава правил Японией на протяжении почти 250 лет, с его падением окончилась и эпоха Эдо.

[2] Токугава Иэясу (Tokugawa Ieyasu, 1543—1616) — принц Минамото, дипломат и военачальник, основатель династии сёгунов Токугава.

[3] Тэракоя (яп. terakoya, «храмовая школа») — общественная или частная начальная школа для детей зажиточных горожан и крестьян в Японии XVII—XIX веков. Первые такие школы основывались при буддийских монастырях. Главой и наставником становился буддистский монах, синтоистский священник, врач или самурай. Детей учили чтению, письму и арифметике. Количество учеников составляло от 10 до 100 человек, обучение мальчиков и девочек проводилось раздельно. Подробнее см.: Рубель В.А. Японская цивилизация: традиционная общественность и государственность. — Киев: «Аквилон-Пресс», 1997. — 256 с.

[4] Кабуки (яп. kabuki, букв. «искусное пение и танцы») — форма классического японского театра, синтез драмы и танца. Кабуки был создан в начале эпохи Эдо танцовщицей Окуни святилища Идзумо Тайся. Изначально представления были комическими пьесками, основанных на случаях повседневной жизни (многие зачастую подавались в скабрезной форме, а выступления актёров сопровождались остроумными непристойными репликами). Поскольку тогда все роли в кабуки исполнялись женщинами, и многие актрисы вели аморальный образ жизни, кабуки иногда называли даже «театр поющих и танцующих куртизанок». В 1629 г. женщинам было запрещено выступать на сцене; их заменили мужчины, которым пришлось взять на себя и женские роли тоже. В современном кабуки исполнители используют сложный традиционный грим и костюмы с большой символической нагрузкой. Подробнее см.: Гундзи М. Японский театр Кабуки. — М., Прогресс, 1969. — 232 с.; Анарина Н.Г. История японского театра. — Москва: ЗАО “Издательство “Наталис”, 2008. — 336 с.

[5] Укиё-дзоси (яп. ukiyozōshi, букв. «рассказы об изменчивом мире» или «повести из нашей жизни») — жанр японской литературы, вид иллюстрированных рассказов конца XVII — начала XVIII века. Основоположником жанра считают Ихара Сайкаку (1642—1693), написавшего в 1682 г. роман «Мужчина, непревзойденный в сладострастии» (Kōshoku Ichidai Otoko). Именно его повести и подражания им получили общее название «укиё-дзоси»; рассказывали они о современных нравах и обычаях горожан, потерявших страх перед загробным миром и жаждущих земных радостей. Другое название таких повестей — укиё-бон («современные книги»). Подробнее см.: Рехо К. Проза: [Японская литература: История всемирной литературы. Т. 5. Раздел десятый. Глава первая] // История всемирной литературы: В 8 томах / АН СССР; Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького. — М.: Наука, 1983—1994. — Т. 5. — 1988. — С. 574—578.

[6] Токугава Иэмицу (Tokugawa Iemitsu, 1604 — 1651) — внук Токугава Иэясу, правивший Японией с 1623 года до смерти. В целом он продолжал политику предшественников, направленную на изоляцию страны от любого внешнего влияния, на концентрацию власти и экономических ресурсов в руках правящего клана.

[7] Тоба Содзё (Toba Sōjō, 1053—1140; буквально — «епископ из Тоба», настоящее имя — Какуйю) — буддийский монах, один из первых мастеров японской монохромной живописи тушью. Ему приписывают создание четырёх длинных горизонтальных свитков с изображениями животных и людей в различных гротескных ситуациях — так называемых «Свитков с карикатурами на животных», «Chōjū-jinbutsu-giga» (сокращённо «Chōjū-giga»), хранящихся в монастыре Кодзандзи близ Киото. Многие современные исследователи отрицают авторство Содзё по отношению к этим произведениям, считая их плодом коллективного творчества художников-монахов из Кодзандзи.

[8] Кацусика Хокусай (Hokusai Katsushika, 1760—1849) — японский художник укиё-э, иллюстратор, поэт. Настоящее имя художника Накадзима Тамэкадзу (Tamekazu Nakajima), но с ранних лет он начал пользоваться псевдонимами (которых у него было свыше 50-ти). Является одним из самых известных в мире японских гравёров: циклы его гравюр «36 видов горы Фудзи», «Сто стихов в изложении няни» и «Иллюстрированный каталог воинов из кланов Минамото и Тайра» вошли в сокровищницу мировой культуры.

[9] Хентай (яп. hentai, дословно: «метаморфоза» или «аномалия», от «hen» — странный, «tai» — поведение). До конца XIX века слово «хентай» не носило сексуального подтекста, но с 1984 г., когда на японский язык перевели книгу Рихарда Крафт-Эбинга «Половые психопатии» (по-японски «Хентай сэйёку синригаку»), в медицинскую терминологию вошёл оборот «хентай сэйёку» — так в Японии называют человека, страдающего какой-либо формой полового извращения; именно сокращённым вариантом этого термина теперь пользуются поклонники манги и анимэ.

[10] Торияма Сэкиэн (Toriyama Sekien, 1712—1788) — японский художник, особенно известный благодаря тому, что работал над иллюстрированной энциклопедией демонов. Это была попытка классификации различных монстров со всех округов Японии. Подробнее см.: Торияма Сэкиэн // Мировое искусство (Мастера японской гравюры) / Сост. И.Г. Мосин. — СПб: ООО «СЗКЭО “Кристал”», 2006. — С. 157.

[11] Мидзуки Сигэру (Shigeru Mizuki, р. 1922) — японский мангака, специалист по фольклорной демонологии, наиболее известный своей многотомной мангой ужасов «Gegege no Kitaro» (выпускалась в 1959—1969 гг). В Сакайминато, родном городе Мидзуки, ему поставлен прижизненный памятник и открыт музей, а улицы украшены статуями его персонажей. Известен также благодаря своим мемуарам о Второй мировой войне, как писатель и биограф. Военный опыт Сигэру нашёл отражение в манге «The Banzai! Charge», «Gyokusai Seyo» (англ. «Operation Death»), «War and Japan», «Onwards Towards Our Noble Deaths» и пр.

[12] См., например: Japanese Farting Contest

[13] «Жемчуг дракона» (Dragon Ball) — манга художника Акиры Ториямы, публиковавшаяся по главам в японском журнале Shonen Jump с 1984 по 1995 гг. (впоследствии была издана компанией Shueisha в 42-х томах). Сюжет манги отсылает к классическому китайскому роману «Путешествие на Запад» — о поездке монаха Сюаньцзана по Шёлковому пути в Индию за буддийскими сутрами. Главный герой манги «Dragon Ball» — Сон Гоку, мальчик с обезьяньим хвостом; он изучает боевые искусства, путешествуя по миру в поисках семи мистических предметов, которые известны как «жемчуг дракона» (по легенде, они способны исполнить любое желание). На русский язык мангу начали переводить в 2009 году.

[14] Эрогуро, гуро (eroguro; от англ. ero[tica] + gro[tesque] — «эротика гротеска») — поджанр хентая, изображающий жестокие формы сексуального насилия. В Японии термин «гуро» употребляется в своём более широком изначальном смысле как фотографии, видео и рисунки, вызывающие отвращение у большинства людей (шок-контент).

[15] Суэхиро Маруо (р. 1956 г.) — японский иллюстратор и мангака, один из постоянных авторов журнала альтернативной манги «Garo». В России были изданы три его манги — «Шоу уродов господина Араси» (яп. «Shojo Tsubaki», англ. «Mr. Arashi’s Amazing Freak Show»); «Приют влюблённого психопата» («Lunatic Lover’s») и «Необыкновенная история острова Панорама» (яп. «Panorama-tō Kidan», англ. «The Strange History of the Panorama Islands»), за которую автор был награждён культурной премией Осаму Тэдзуки в 2009 году.

[16] Цукиока Ёситоси (Tsukioka Yoshitoshi, 1839 — 1892 гг.) — японский художник и иллюстратор, известный как последний великий мастер укиё-э. Работая над созданием иллюстрации, создал в числе прочего серию гравюр для книги А.С. Пушкина «Капитанская дочка». В своём творчестве Ёситоси часто обращался к военно-исторической тематике. Многие из его картин 1860-х годов изображают сцены убийств и мучений. Эти темы были частично навеяны смертью отца Цукиоки в 1863 году и царившим в то время в Японии беззаконием и насилием: то было время одновременного распада феодальной системы сёгуната Токугава и всё большего проникновения влияний Запада. Между 1866 и 1868 гг. Ёситоси создал в своём экстравагантном кровавом стиле некоторые особо яркие запоминающиеся образы: в частности, в серии «Eimei nijūhasshūku» («Двадцать восемь известных убийств в стихах» отличается от подписи к рис.) есть гравюра, изображающая обезглавливание женщины; бытовой ужас происходящего подчёркивают кровавые отпечатки ладоней на её одежде (см. рис. 10). Другие две серии, показывающие всю творческую палитру Цукиоки — это «Tsūzoku Saiyuki» («Современное Путешествие на Запад»), переосмысление историй о герое китайского народного фольклора, и «Wakan hyaku monogatari» («Сто историй Китая и Японии»), цикл гравюр на тему традиционных рассказов о призраках.

[17] Кадзуити Ханава (Hanawa Kazuichi, р. 1947) — японский мангака. Рисовать мангу начал с 1970 г., вдохновившись эрогуро-работами и стилем мангаки Ёсихару Цугэ; в этот период была создана манга «Akai Yoru» («Red Night») и «Niku Yashiki» («Flesh House»). В 1982 г., заинтересовавшись историей средневековой Японии и легендами о фантастических существах и призраках, создал мангу «Nue: Shinkonjaku monogatari» («Chimera: New Tales of the Past and Present»). В 1994 г. Кадзуити был арестован за незаконное хранение огнестрельного оружия и приговорён к трем годам лишения свободы. В заключении Ханава нарисовал автобиографическую мангу «В тюрьме» (яп. «Keimusho no naka», англ. «Doing Time»), опубликованную в журнале АХ в 1998 г. (позднее, в 2001 г., она была номинирована на Культурную премию Осаму Тэдзуки, а в 2007-м вошла в официальный отбор на 34-м фестивале комиксов в Ангулеме).

[18] «Наруто» («Naruto») — манга Масаси Кисимото (Masashi Kishimoto). Главный герой — Наруто Удзумаки, подросток, обучающийся в школе ниндзя и мечтающий стать Хокагэ — величайшим воином и главой школы. Тайна рождения Наруто в том, что в теле мальчика заключён дух демонического девятихвостого лиса. Юному ниндзя предстоит пройти через тысячи испытаний: экзамены, миссии и настоящие сражения. Первая глава манги была опубликована в 1999 году японским издательством Shueisha в 43-м номере журнала «Shonen Jump». В настоящее время манга насчитывает уже 56 томов и продолжает выходить. Перевод и продажа манги «Наруто» в России начались в 2008 году.

Комментарии (2)
Вячеслав Войцеховский
Среда, 6 июня 2012 02:22

Афигеть! В Наруте есть исторические персонажи! :)
Спасибо за статью — познавательно..

Аноним
Суббота, 29 сентября 2012 18:53

скучновато но интересно немного

Извините, комментирование на данный момент закрыто.